Церковь святых апостолов Петра и Павла в Карачарово

Сначала о том, о чем тяжелее всего говорить

Аще что скрыеши от мене, — говорится в последовании Таинства исповеди, — сугуб грех имаши. «Сугуб» — значит «вдвойне»; утаенный грех становится еще тяжелее.

Все это знают, и все же часто приходится слышать: «Я уже столько-то лет исповедаюсь, но об этом грехе сказать не решался». Причины понятны. И стыдно — нам важно, как мы будем выглядеть перед священником, и жаль расставаться с «любимым» грехом. Понятны и следствия. Кто не хочет расстаться с грехами, тот в них и умрет, а тем, что мы не стыдились грешить, но стыдимся свои грехи исповедать, мы ввергаем себя в тоску, уныние и различные внешние скорби.

Один наш прихожанин старательно прятал наиболее стыдные для него грехи в самую середину исповеди (в конце ее он, правда, сам признавался в этом). Результат – прошло около года, и он вообще перестал исповедываться. С другой стороны, из людей, недавно пришедших в храм, остаются надолго именно те, кто на исповеди сразу начали с главного.

Чтобы случайно это главное не потерять, постарайтесь говорить прямо и как можно яснее.

Если мы исповедаемся в выражениях, которых никто, кроме нас, не поймет (к примеру, говоря о блудных грехах что-то вроде «согрешил невоздержанием»), это самообман, а не исповедь.

Иной раз бывают нужны и детали. Например, сказать «согрешил воровством», не сказав, что именно произошло – значит ничего не сказать. У одних «воровство» — это ластик, украденный в детстве у соседа по парте, у других – миллионы, нажитые обманом за чужой счет. И если мы опустили что-либо важное, без чего непонятно, в чем наша вина, нужно снова об этом сказать поточнее.

Наконец, и намеки — даже понятные («смотрел… не то, что нужно») — неуместны на исповеди. Потом сами же будете сомневаться, исповедали вы свой грех, или нет.

Одним словом, мы должны называть грехи на исповеди так же конкретно, как нам бы назвали их на Суде. Тогда на Суде и не придется их слушать. Как говорил один опытный духовник, тот будет прославлен у Бога, кто себя в полной мере обесславил перед священником.

. Рассуждения о грехах тоже излишни

«А значит, во мне действует такая-то страсть»; «а значит, ей содействует то и другое», «а значит, она во мне только усилилась», «а значит, во мне есть и такой-то грех…» Это — тоже крайность. Так бывает, когда мы все обдумали, но при этом не каемся, а философствуем. А между тем, просить прощения и рассуждать — далеко не одно и то же.

Если нас кто-то обидел и говорит: «Прости меня, я виноват», — это одно. И совсем другое, если мы слышим: «Прости, значит, во мне действует страсть гордыни и ненависти, и из этого так же следует, что во мне есть грехи неприязни и осуждения…» И неуместно, и к тому же здесь проглядывает скрытая гордость.

«Не советовал бы я вам, — пишет святитель Игнатий Брянчанинов, — входить в подробное и тонкое разбирательство грехов и греховных качеств ваших. Соберите их все в один сосуд покаяния и ввергните в бездну милосердия Божия. Тонкое разбирательство грехов своих нейдет человеку, ведущему светскую жизнь: оно будет только ввергать его в уныние, недоумение, смущение… Грехи, соделанные словом, делом, сложением помышлений, должно сказать на исповеди отцу духовному, а в тонкое разбирательство духовных качеств, повторяю, не должно светскому человеку пускаться: это ловушка, ставимая ловителем душ наших. Познается же она по производству в нас смущения и уныния, хотя по наружности и облечена в благовидность добра»[

. Ни в чем себя не оправдывать

Самооправдание — первый враг исповеди. Оно страшнее, чем страх перед тем, что священник плохо о вас подумает. В нем больше лукавства, чем в утаивании грехов от стыда. Мы не будем долго скрывать грехи, хорошо нами осознанные. Когда-нибудь явится здравая мысль: ведь если речь идет о жизни и смерти, — какая разница, как мы будем выглядеть? Явится — и приведет нас на исповедь вместе с утаенными прежде грехами.

Хуже, если грех нами скрыт еще прежде исповеди от самих себя. «Я потому, — говорят, — в этом не исповедался, что не осознал это как грех». Чаще всего это ложь; было бы честнее сказать: «Не исповедался, потому что сознательно уговорил себя не считать это грехом». Можно сделать это по-разному: «А кто этим не грешен?

Предлагаем ознакомиться  Изабелла: Значение имени, характер и судьба

» «А что тут такого?» «А где в Евангелии прямо сказано, что так нельзя поступать?» «А как можно было поступить иначе при таких обстоятельствах?» Бывает, человеку указывают на грехи его ближние, но узнаем мы это от ближних, а не от самого исповедника. Бывает, что он и сам перед теми же ближними нехотя признается в грехах, в которых на исповеди все же не кается… Причем, это случается также и с теми, кто исповедуется подолгу и часто.

И не удивительно. «Тайна подлинного покаяния не исчерпывается знанием соответствующей литературы и сухим перечислением своих грехов. Она, эта тайна, совершается глубоко в сердце кающегося…». Что совершается в сердце гордого человека, который перед Крестом и Евангелием извивается, подобно ужу, чтобы в своих глазах остаться хорошеньким? Что привело его к исповеди — желание очистить себя от грехов или избавиться от неприятного чувства, которое после грехов осталось?

Не могу забыть слов одного пожилого священника, сказанных им перед исповедью. Это было давно, много лет назад, в один из тех дней, когда все причащаются — в Великий Четверг или в Сочельник. Я тогда только начинал ходить в храм, и этот простой и короткий рассказ хорошо мне запомнился. После вечерней службы в храме перед тем, как все начали исповедываться, он говорил:

«Однажды ко мне пришли на исповедь два человека. Один из них начал каяться, но только я никак не мог понять, что же случилось. Он сначала сказал, что что-то украл. Потом стало у него получаться, что он то ли крал, то ли не крал. И мне стало как-то не по себе. Он все время пытался найти что-то такое, что его бы оправдывало.

Потом подошел другой и прямо говорит: «Я украл». И мне стало легко и радостно, что человек изжил этот грех и хотел полностью от него избавиться…»

Я не думал тогда, что и самому придется испытывать подобные чувства. Когда слышишь что-то вроде «я виноват, но так получилось, потому что…», и правда становится не по себе. Человек лишает себя плодов исповеди, потому что не будет осужден за грехи только тот, кто в них сам себя осудил.

Берите на себя всю вину и ответственность за все, в чем вы каетесь. Тогда что бы вы ни натворили, как бы тяжки ни были ваши грехи, не только вы сами их оставите с радостью, — за вас будет радоваться и священник. Но и это не главное: Сказываю вам, — говорит Господь, — что на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, чем о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии (Лк. 15, 7).

Одни чувства без слов — это не покаяние

Сам яко Благ и Незлобивый Владыко, сия рабы Твоя словом разрешитися благоволи, — говорится в одной из молитв перед исповедью. Мы разрешаемся от грехов через слово, а не одними слезами и чувствами. Феодора при жизни горько плакала обо всех совершенных ею грехах, но за грехи не исповеданные она была жестоко истязана.

Плач о грехах заповедан нам Господом. Блаженны плачущие, ибо они утешатся(Мф. 5, 4). Но они утешатся не потому, что одних слез достаточно. Где боль о грехах, там и желание с ними расстаться. Вот почему истинный плач о грехах непременно научит разрешатися словом.

Чаще мы плачем о том, что нам самих себя очень жалко. Это не тот плач, в котором блаженство — он только мешает нам каяться. Чем больше мы любим самих себя, — тем наша исповедь бывает ущербнее. Мы на ней ищем выхода чувствам вместо того, чтобы каяться.

Если так, то первое, что нужно сделать, это взять себя в руки. От нас зависит, будем ли мы изливать вместо грехов свои чувства. Если же мы ими так увлеклись, что самих грехов почти и не помним, — вернемся домой, хорошо все вспомним, запишем для памяти, и уже после придем на исповедь, твердо зная, в чем будем каяться.

Можно помнить грехи и при плохой памяти

«Иногда, — пишет о. Александр Ельчанинов,— на исповеди ссылаются на слабую память, не дающую будто бы возможность вспомнить все грехи. Действительно, часто бывает, что мы легко забываем свои грехопадения, но происходит ли это только от слабой памяти? Ведь, например, случаи, особенно больно задевшие наше самолюбие, или, наоборот, польстившие нашему тщеславию, наши удачи, похвалы по нашему адресу мы помним долгие годы.

Все дело — в желании. Многие хорошо исповедаются в пожилом возрасте и при довольно посредственной памяти. Другие и с куда лучшей памятью помнят всю свою жизнь, но не помнят грехов. От них мы слышим: «Согрешил делом, словом и помышлением, не знаю, что еще можно сказать…» Но к Причастию допускаются те, кто на исповеди действительно каялся.

«Делом, словом и помышлением» — это не покаяние в конкретных грехах. Священник вынужден объяснять, что с такой исповедью не причащаются. Что же дальше? Иные уходят в обиде, но чаще мы сразу же слышим… нормальную исповедь. Что же случилось? Внезапно улучшилась память? Нет, возникло желание. Кто хочет вспомнить грехи, тот их вспомнит.

Предлагаем ознакомиться  Сонник Помидоры красные. К чему снится Помидоры красные видеть во сне - Сонник Дома Солнца

Лучшая подготовка – вспоминать каждый день понемногу

«Кто запрещает тебе самому, – говорит о. Иоанн (Крестьянкин), – внимательно подумать заранее о своей жизни, приготовляясь к Исповеди в течение нескольких дней говения, чтобы было, в чем каяться… Дома, пред Лицем Господа, надо продумать свою жизнь и именно свои частные нарушения воли Божией. Проверить себя: соответствует ли все мое поведение тому, что требует от меня Господь, как от христианина. Приучишь себя к такой проверке, тогда откроется тебе такая бездна грехов в твоей душе…»

Подробнее пишет об этом св. Феофан Затворник: «Войдемте же в себя самих, и начнем перебирать, что есть в нас. Вмешательство в это дело какого-либо стороннего лица неуместно и совсем невозможно. Войти в вас и разобрать дела вашей совести никто не может, кроме вас самих, и извольте это сделать… Чтобы хорошо себя рассмотреть, нужно обратить внимание на три стороны нашей деятельной жизни — на дела, единичные действия (мысли, слова, поступки), совершенные в определенном месте при определенных обстоятельствах; на сердечные расположения…, под делами скрытые, и на общий дух жизни».

Можно ли сделать все это за два-три часа перед исповедью?

Можно, но только в том случае, если мы уже приучили себя каждый день проверять свою совесть. Если же нет, начинать готовиться нужно заранее. Каждый из нас при желании может записывать грехи, совершенные им в течение дня — делом, словом или помышлением. Хорошо, если мы запишем их несколько, в крайнем случае — хотя бы один.

Дело, конечно, не в том, чтобы за месяц записать к исповеди ровно тридцать грехов. Наша задача шире и глубже — вспоминать все, чем мы согрешили. И если за несколько месяцев мы можем вспомнить лишь один-два греха, — это значит, что к исповеди мы еще не готовы.

Нерегулярная исповедь не может быть полной

Чем дольше мы не исповедаемся, тем хуже помним грехи. Конечно, можно хорошо каяться и после больших перерывов, а у многих и самая первая исповедь была не только искренней, но и глубокой. Но трудно сохранить этот добрый настрой, если мы исповедаемся, когда придется.

В древности в монастырях иноки каялись перед духовниками по два раза в день. Конечно, то время нельзя сравнивать с нашим. Наше внутреннее устроение таково, что мы не готовы как следует исповедываться по два раза в день. Те, кто пытается это делать и утром, и вечером, и когда только могут («сходить что ли на исповедь…»), обычно впадают в расслабленность, и их покаяние превращается в сухое перечисление последних грехов.

Лучше всего готовятся те, кто приступает к исповеди не каждый день, но и не реже одного раза в месяц. Еще легче собраться с мыслями, если мы исповедаемся через 2 – 3 недели. Все зависит, конечно же, не от сроков, а от желания расстаться с грехами. Но при регулярной, внимательной исповеди это желание укрепляется.

Мы каемся перед Богом в грехах, а не в видах греха

Мы оскорбляем Бога грехами, а не тем, как они называются. Одни названия грехов и страстей («осуждением, нерадением, ложью…» — это самая примитивная исповедь; насколько она коротка и удобна, настолько же и далека от реальности. «Осуждение», «нерадение», «ложь» – слова слишком общие, и мы не можем выразить ими само то, в чем каемся.

Например, кто-нибудь скажет: «согрешил осуждением», осудив своего ближнего в помыслах. Другой весь день обсуждал человека, который не угодил ему, со всеми знакомыми, и тоже скажет: «согрешил осуждением». Третий тем временем в глубокой истерике ссорился с теми, кто не поддержал его в его осуждении… Много ли общего при одном общем слове?

Св. Феофан Затворник пишет об этом: «Замечаете также, что на исповеди читаете написанные в тетради грехи… Верно, вы пишете общие грехи, в которых кто не грешен? А вы записывайте дела. Например, не пишите: я вздорлива, а запишите дело, в котором обнаружилась вздорливость. Так, сестра сказала слово неприятное, я рассерчала и побранилась. Еще: приглянулось мне лицо одного человека, и впечатление это осталось (лиц не сказывать). Так и о всем».

Чем меньше лишних слов – тем лучше

Кто-нибудь спросит, — насколько исповедь должна быть подробной? Настолько, чтобы священник понял суть дела. И наоборот, все, что не помогает понять, в чем вы каетесь, будет излишним.

Многие, например, начинают словами: «Грешен во всем, не счесть моих грехов». Чаше всего затем выясняется, что самих грехов человек и не помнит, да и не собирался их вспоминать. Но если бы даже он дальше и каялся, — такое начало только мешает. Исповедник сбивает сам себя с толку, — ему кажется, что все уже сказано, а ведь по существу дела он еще ничего не сказал.

Предлагаем ознакомиться  Как долго и с какими симптомами выходит порча

Иногда говорят и немного иначе: «Грешен всеми грехами, кроме такого-то», или «признаю за собой все грехи, упомянутые в молитвослове». Это — тоже не исповедь: наше дело конкретно сказать, в чем мы каемся, предоставив священнику самому разобраться, всеми ли мы согрешили грехами или в молитвослове есть и другие.

Долгая речь не всегда содержательна. Когда исповедь бывает затянута, это не значит, что мы лучше каемся. Скорее, мы просто хуже готовы или чересчур влюблены в себя. Обилие пауз и отступлений несет на себе печать эгоизма, а также неряшливого мышления. Нередко долгие повествования, если бы их произнести поживее, могли бы быть в несколько раз короче без всякого ущерба для содержания.

Кроме того, имеют значение далеко не все обстоятельства. Откуда мы шли и куда направлялись, какого точно числа все случилось, кто стоял рядом, что было вокруг, как звали людей, с кем мы вместе грешили, что мы сразу почувствовали и что думали позже, спустя день или два — все это только лишь отвлекает нас от тех самых грехов, в которых мы каемся.

Если вы сочли нужным написать свою исповедь, чтобы священник сам ее прочитал, пожалуйста, помните, что вы пишете именно исповедь, а не что-либо другое. Не надо писать автобиографию. Не надо под видом исповеди изливать свои чувства — это разные вещи. Если у вас в мыслях путаница — разберитесь в них, а уже после пишите. Не пишите вперемешку с грехами молитвы собственного сочинения. Не пишите о том, как вам надо было поступить, — пишите только грехи.

Если вспомнилось только два-три греха, подумайте, в чем вы еще согрешили. Если же вышло больше двух-трех листов средним почерком, просмотрите их снова и уберите все лишнее.

Чем ваша исповедь будет короче при том же содержании, тем будет лучше, — и для тех, кто за вами ждет своей очереди, и для священника, и, конечно, для вас. Вы не похороните свое покаяние в отступлениях и ненужных деталях.

Как приготовиться к исповеди в церкви

Духовные наставники прихожан дают советы тем, кто впервые собирается на исповедь:

  • разберитесь, что именно вам мешает жить, что вы делали не так;
  • осознайте греховность поступков, оцените их тяжесть перед людьми и Богом;
  • не настраивайтесь на «экзамен», разговор с духовником – это простая беседа, в которой нужна полная откровенность;
  • не скрывайте ничего, что мешает жить, но не говорите о мелочах;
  • попросите прощения у тех, кого могли обидеть, если люди далеко, просите мысленно;
  • прочитайте молитвы, которые ближе всего к душе, к разуму.

Сокрытие грехов – еще один грех. Духовник не осудит, он выслушает и поможет разобраться, отпустить тяжесть с души. Даже самые тяжкие признания не будут для священника обидными или неприемлемыми. Служители Бога многое слышали на своем веку, они не осудят. Православные христиане, которые хотят быть ближе к Господу, ходят на исповедь регулярно. Очищение грехов и очищение от них помогает ответственно относиться к собственной жизни и бережно к чужой.

Рекомендации

  1. Человек сам определяет – исповедоваться ему или нет, сколько раз посещать таинство.
  2. Следует подготовить список грехов на исповедь. Образец лучше взять в том храме, где будет происходить таинство, или самостоятельно его найти в церковной литературе.
  3. Оптимально ходить на исповедь к одному и тому же священнослужителю, который станет наставником, будет способствовать духовному росту.
  4. Исповедь совершается бесплатно.

Предварительно нужно поинтересоваться, по каким дням проходят исповеди в храме. Одеться следует подобающим образом. Для мужчин – рубашка или футболка с рукавами, брюки или джинсы (не шорты). Для женщин – платок на голове, отсутствие косметики (хотя бы помады), юбка не выше колен.

Список грехов для мужчины

Идут споры о том, следует ли готовить список грехов для исповеди. Кто-то считает, что такой перечень вредит таинству и способствует формальному зачитыванию провинностей. Главное в исповеди – осознать свои грехи, покаяться и не допустить их повторения. Поэтому список грехов может быть краткой памяткой или отсутствовать вовсе.

Формальная исповедь не считается действительной, так как в ней нет раскаяния. Возврат после таинства к прежней жизни добавит лицемерия. Равновесие духовной жизни состоит в понимании сути покаяния, где исповедь — только начало осознания своей греховности. Это длительный процесс, состоящий из нескольких этапов внутренней работы. Созидание духовных ресурсов – это систематическая настройка совести, ответственность за свои отношения с Богом.


Приведем список грехов для исповеди (краткий) для мужчины:

  1. Святотатство, разговоры в храме.
  2. Сомнение в вере, загробной жизни.
  3. Кощунство, насмешки над убогими.
  4. Жестокость, лень, гордыня, тщеславие, алчность.
  5. Уклонение от службы в армии.
  6. Избегание нежелательной работы, отлынивание от обязанностей.
  7. Оскорбления, ненависть, драки.
  8. Клевета, разглашение чужих слабостей.
  9. Соблазнение на грех (блуд, пьянство, наркотики, азартные игры).
  10. Отказ в помощи родителям, другим людям.
  11. Воровство, бесцельное коллекционирование.
  12. Склонность к хвастовству, спорам, унижению ближнего.
  13. Наглость, хамство, презрение, фамильярность, малодушие.
Оцените статью
Знаки космоса
Adblock detector